737373 [DELETED user]
Лопе де Агирре



родился предположительно в 1510- скончался предположительно же в 1561

Эпоха конкисты рождала своих чудовищ и героев в одном лице, сейчас модно и принято осуждать "ужасных испанцев", которые обижали "положительных и экологически чистых" индейцев, но в те времена что называется "хороши" были все - и ацтеки с их вырыванием сердец на пирамидах-теокалли и кровавейшими жертвоприношениями и негуманоидный "коммунизм" государства Великого Инки.

Лопе де Агирре, уроженец Барселоны, почти карлик, с неистовым и неуживчивым нравом был настоящим безумцем во всех смыслах этого слова - от самого высокого, до низшего. Уже при жизни его ненавидели и проклинали все, от истязаемых им индейцев, до белых колонистов, которым он причинил массу невзгод. Этот человек с ранних лет мечтал найти Золотой Город.

Вот что писали о нем современники:
«человек, не признающий ни религии, ни законов, повинующийся лишь собственным необузданным прихотям и инстинктам гиены»; «тиран, какого не видел свет»; «лукавый, тщеславный, неверный и лживый»; «он редко говорил правду и никогда не держал слово»; «то было не человеческое существо, но сущее исчадие ада»;
«порочный, сластолюбивый, прожорливый, дурной христианин и к тому же лютеранский еретик или того хуже»;
«нет порока, которого бы он не имел»;
«коварный, как ягуар, истеричный богохульник, безбожник, жестокий и безудержный»;
«неуравновешенное и кровожадное существо, заслужившее лишь позор на века»; «хитрый и жестокий хищник, зорко подкарауливающий добычу»; «предатель, который доброго слова не сказал ни о боге, ни о святых, ни о людях, ни о друге, ни о недруге, ни о себе самом»;
«и душа и тело его будут вечно пребывать в адских мучениях»;
«ни о чем не печалился, вечно полон был дьявольской ярости и всякую жалость ненавидел»;
«убивал людей без вины и причины, себе на забаву и в удовольствие»; «более жестокий, чем Нерон и Ирод»; «самый дурной человек со времен Иуды»;
«жизнь его была сплетением невиданных жестокостей, которые перо отказывается описывать и в которые разум отказывается верить»;
«в его словах, его обращении, его поступках ощущалось дыхание ада»; «если бы перо могло описать всю его безрассудную жестокость, не нашлось бы сердца, способного выстрадать сие, не хватило бы слез оплакать содеянное, столь велики были оскорбления, грабежи и зверства, которые чинил сей зверь»;
«в веках пребудет память о варварской жестокости этого выродка среди людей»; «наглядный пример умственных нарушений»;

«нельзя даже назвать жестоким этого маленького гомункула, хилого и хромого, ибо существо его было одержимо дьяволом бешенства и сам он не отвечал за свои поступки»; «хитрый и погрязший в интригах, насквозь фальшивый, импульсивный и жестокий, не останавливавшийся перед зверствами»;

«извращенный тиран, великий предатель, когда некого было убивать, убил собственную дочь».


Однако был в XIX веке один известный писатель, политик и воин, который видел в Лопе де Агирре не только человека, убивавшего людей, но главным образом провозвестника независимости Америки. Этого почитателя идей Лопе де Агирре звали Симон Боливар, а венесуэльцам, он известен как Освободитель.

Симон Боливар несколько раз упоминает дерзость вождя мараньонцев, но не с тем, однако, чтобы заклеймить его как преступного безумца, но восторгаясь дерзостью его восстания против испанской монархии. Освободитель велел одному из своих адъютантов вечером 18 сентября 1821 года скопировать от слова до слова письмо-вызов, которое Лопе де Агирре написал Филиппу II из Венесуэлы в 1561 году, и незамедлительно опубликовать его в газете «Коррео насьональ» города Маракаибо, которую издавал доктор Мариано Талавера, журналист-клерикал, настолько опутанный предрассудками, что осмелился не выполнить приказ генерала Боливара, во всяком случае, к такому заключению можно прийти, поскольку знаменитое письмо так и не появилось в «Коррео насьональ». Однако в архивах того времени имеется сообщение полковника Франсиско Дельгадо, командующего и интенданта армии Республики Колумбия, датированное 29 сентября 1821 года, Маракаибо, в котором он уведомляет военного министра о том, что получил копию письма Агирре, посланную генералом Боливаром, и отдал распоряжение о публикации. Документ же об отказе от испанского подданства, подписанный Агирре и его мараньонцами в амазонской сельве, Освободитель квалифицирует как «первый акт независимости Америки».

Более того, по счастливому определению истории, этот, другой сын верных баскских вассалов через двести пятьдесят восемь лет пойдет тем же путем, каким шел ты, когда тебя убили в Баркисимето и отрубили тебе голову. Не такой ты безумец, Лопе де Агирре, как утверждали те, что порочили тебя. Симон Боливар, как мечтал о том ты, преодолеет Андские вершины во главе своих мятежных и бесстрашных солдат, раз и другой разобьет королевские войска в долинах Нового королевства Гранада, и дойдет с победой до Перу, и, как мечтал о том ты, навсегда выбросит из Индий управителей и министров испанского короля, которого в то время будут звать уже не Филиппом II, а Фердинандом VII.

Лопе де Агирре в молодом возрасте отправляется в Новый Свет, служит там солдатом, участвует в походах Писарро и против него.
В один не очень прекрасный момент он попадает под суд по обвинению в жестоком обращении с индейцами и приговаривается к наказанию плетьми. Судья, вынесший ему приговор, вынужден бежать, опасаясь мести Агирре. Агирре нарывается на кучу неприятностей.

В 1560 году он оказывается в составе разведывательного отряда под командованием Педро Урсуа. История этого похода и обеспечила ему место в истории. Они поднимаются вверх по Амазонке. В походе возникает мятеж, Урсуа погибает и мятежники выбирают короля - молодого дворянина Фернандо Гусмана. Вскоре происходит новый мятеж - и 23 марта 1561 года Агирре, после убийства Гусмана и верных ему людей провозглашает себя "the Wrath of God, Prince of Freedom and of the Kingdom of Tierra Firme and the Provinces of Chile, Lord of all South America, from the Isthmus of Panama to the Strait of Magellan".

"Гнев Божий, Князь Свободы и Королевства Тьерра Фирме, провинций Чили, Властитель Южной Америки от Панамского перешейка до пролива Магеллана." за перевод титула огромное спасибо :  Gabriel Vega

Вот информация о галеонах Тьерра Фирме



"Названия "золотые" и "серебряные флоты" - книжные, не официальные. Испанцы регулярно отправляли в Новый Свет две флотилии: та, что шла в Картахену и Пуэрто-Бельо, официально именовалась galeones de Tierra Firme, т.е. "галеоны Тьерра-Фирме" (Тьерра-Фирме - дословно "твердая земля", "материк", "континент" - историческая область, охватывавшая в 16-17 веках территорию современной Колумбии и Панамы); вторая флотилия шла в Новую Испанию, в порт Веракрус, и официально именовалась Flota de Nueva Espana (n - мягкая, тут, к сожалению, нет испанского шрифта) - т.е. "флот Новой Испании". Обе флотилии на обратном пути обычно объединялись в Гаване и шли одним караваном в Испанию. Эти-то флотилии, перевозившие в метрополию золото и серебро, в просторечье именовали то "Золотым флотом", то "Серебряным флотом" (чаще использовали второе название, потому что серебра вывозили неизмеримо больше, чем золота). Пит Хейн в 1628 г. захватил у берегов Кубы "флот Новой Испании" (т.е. тот, что вышел из Веракруса, а не из Картахены), но на голландской гравюре написано, что он захватил "Серебряный флот" короля Испании.
В русском языке в сложных географических названиях иностранного происхождения обычно между словами ставят дефис. Значит, испанское название Tierra Firme следует передавать как Тьерра-Фирме"


Вот письмо, которое Лопе де Агирре, скиталец, составил к королю Филиппу, сыну непобедимого Карла. Письмо, которое (как сказано в «Истории Венесуэлы») «является ярчайшим свидетельством неотесанности его грубой натуры и полно оскорблений, продиктованных наглостью и бесстыдством, присущим этому грубому животному».

«Я твердо разумею, превосходительнейший Король и Сеньор, что для меня и моих мараньонцев ты таковым не был, но был жесток и неблагодарен к своим столь добрым слугам, каковых нашел в нас… Не будучи в силах сносить далее жестокость твоих судей, вице-королей и управителей, я со своими товарищами, чьи имена назову ниже, вышел из подчинения тебе, отказался от своей страны, коей является Испания, дабы с сих земель пойти против тебя жесточайшей войной, какую мы только в силах повести и вынести… Поверь, Король и Сеньор, к этому вынудили нас твои правители, чинившие нам досаду и неправедные кары, коих мы более сносить не могли, ибо для ради детей своих и слуг они отнимали и присваивали нашу славу, наши жизни, нашу честь… Я получил две раны в правую ногу и охромел в битве при Чукинге под началом маршала Алонсо де Альварадо, пошедшего по твоему зову и призыву на Франсиско Эрнандеса Хирона, который восстал против тебя, как восстал я и мои товарищи, и мы не смиримся до самой смерти, ибо на сих землях собственными глазами увидали, сколь ты жесток, сколь неверен и обманен в словах, здесь обещаниям твоим верят менее, нежели книгам Мартина Лютера… Смотри, смотри, Испанский Король, не будь столь жесток и неблагодарен к своим вассалам, тем, что отец твой и ты беззаботны в испанских королевствах, обязаны вы вассалам, кои кровью своей и трудами добыли вам столько владений в здешних землях… Смотри, Король и Сеньор, одним своим королевским титулом с сих земель, где сам ты не ратоборствовал, ты ничего не взыщешь, ежели не станешь вознаграждать первым делом тех, кто трудился тут в поте лица… Известно мне, что немногие короли отправляются в ад, ибо вас числом мало, а были бы вы многи числом, никто из вас не попал бы на не6o, я полагаю вас хуже сатаны, столь обуреваемы вы жаждою власти, ненасытством и голодом, кои утоляете кровью человеческой… И потому, Король и Сеньор, торжественно Божьим именем клянемся тебе я и мои двести стрелков-мараньонцев, благородных конкистадоров, не оставить вживе ни одного твоего управителя… Я и мои товарищи за правду нашу решили умереть, и тому, как и другим былым делам, ты, редкостный Король, причиною, ибо не соболезнуешь трудам вассалов своих, не желаешь видеть, сколь многим обязан им… Клянусь тебе, Король и Сеньор, христианской верою, что, ежели ты не пресечешь зла на сей земле, небо покарает тебя, говорю тебе, дабы ведал ты правду, хотя я и мои товарищи не ждем и не хотим от тебя милосердия… И потому, прославленный Король, мы не просим у тебя милостей ни в Кордове, ни в Валъядолиде и нигде в Испании, твоем наследном владении, но сострадай сердцем бедным и усталым и напитай их плодами и прибытком сей земли, и смотри, Король и Сеньор, Бог для всех один, как одна для всех справедливость и награда, рай и ад… Божьей милостью мы сами с оружием в руках добудем то, что нам задолжали, ибо нам отказали в том, что по праву наше…

Сын верных твоих вассалов из баскских земель и мятежный до самой смерти из-за твоей неблагодарности Лопе де Агирре, скиталец».

Далее следуют вполне уже совсем шекспировского масштаба страсти - Агирре боится всех и вся, он и его люди захватывают остров Маргарита, тиранизируют его чуть больше месяца, все это время сопровождается взаимными подозрениями и казнями. В числе прочего - Агирре убивает и свою дочь. В конце концов он попадает в руки испанским властям и ему отрубают голову.

По другим сведениям, Лопе де Агирре уморил свой отряд мятежников "мараньонцев" на плотах, которые плыли вверх по реке Амазонке, дочь его умерла от голода, сам он был убит одним из его соратников, по имени Амарго, который уже не мог более выносить окончательно свихнувшегося от паранойи и голода начальника. Но повернуть назад уже не было сил. Амарго до конца вел "судовой журнал" на плоту, полном трупов, осыпаемом дикарскими стрелами. Его уже слепнущие в агонии глаза успели увидеть в невыносимой синеве долины Амазонки... купола и башни Золотого Города, восстающего из джунглей, как геральдический лев. Но смерть закрыла его глаза навсегда.

Существует и третья версия гибели Лопе де Агирре - на этот раз в битве:

"Около 1541 года история об Эльдорадо оказалась связанной с другим районом, расположенным довольно далеко от Боготы и реки Мета. Экспедиция из Венесуэлы во главе с немцем Филиппом фон Гуттеном столкнулась с могущественным племенем омагуа из юго-восточной Колумбии и была разбита. Внушительная мощь этого народа породила фантастически преувеличенные рассказы о столице омагуа, впервые увиденной и описанной фон Гуттеном, и около 1558 года была подготовлена новая экспедиция, которая ознаменовала собой окончательный и бесславный распад испанского конкистадорства.
Во главе этой злосчастной экспедиции стоял Педро де Урсуа. Но это предприятие было ему не по плечу. Еще неопытный офицер, он не был достаточно решительным, чтобы управлять командой головорезов. Он собирался пройти из Перу водным путем по реке Уальяга вниз по течению до реки Мараньон, которая, сливаясь с Укаяли, образует Амазонку, и плыть по ней через всю Южную Америку до побережья Атлантики, разыскивая по пути богатые золотом города и прислушиваясь к рассказам о них аборигенов.
Но беда была в том, что беззаботная жизнь в городских условиях, очевидно, разнежила авантюристов и отбила у них охоту приспосабливаться к лишениям и однообразию джунглей. Их плавание не приносило результатов. Они не находили золота и все больше разочаровывались. Однажды произошла драка, во время которой был убит помощник Урсуа. Урсуа неразумно разрешил создавшуюся ситуацию: он обещал убийцам неприкосновенность в случае признания своей вины, но, когда они сознались, он их повесил. Это был не лучший способ создания себе авторитета среди низких, опасных людей, и вскоре стали возникать серьезные трудности.
Главной фигурой последующих событий был Лопе де Агирре, головорез и негодяй, в прошлом отличившийся участием в нескольких попытках мятежа в Перу. Он был типичным представителем тех нежелательных элементов, которых власти стремились устранить из поселений, прибегая к вымышленным экспедициям.
Агирре стал вождем мятежников и возглавил заговор с целью убийства Урсуа. Однако это убийство было скорее мщением, чем подлинным мятежом, так как мятежники вместо Урсуа немедленно избрали командиром другого молодого офицера регулярной испанской армии - Фернандо де Гусмана.
Хотя Гусман больше приходился по душе своему окружению, у него был один недостаток: он верил в Эльдорадо или по крайней мере в то, что он обязан его разыскивать. Но у старого закоренелого бунтовщика Агирре к этому времени появились собственные притязания более практического характера. Он разжег еще одну интригу, убил Гусмана, взял командование отрядом в свои руки и провозгласил себя "генералом Мараньона". Жалкие экс-конкистадоры теперь оказались под властью человека себе подобного, который мог с ними справиться. Они энергично продолжали начатые поиски, но не Эльдорадо, а территории, пригодной для создания их собственной независимой империи. Каким курсом они следовали, осталось неясным. Возможно, что они плыли по Амазонке до Атлантического побережья, но если принять во внимание место их окончательного прибытия, то представляется более вероятным, что они проплыли вниз по Амазонке только до ее слияния с Риу-Негру, а затем проследовали вверх по течению последней до Ориноко и вышли в Карибское море. Нетрудно понять, что именно происходило во время остальной части путешествия: подозрительность и вражда, заговоры и интриги, драки и беспорядок, бесконечные убийства индейцев и своих собственных товарищей - кошмарный путь, оставивший за собой кровавый след.
Наконец в 1561 году пиратская банда вошла в Карибское море и пристала к острову Маргарита у побережья Венесуэлы. На острове был небольшой гарнизон, и завоевать его было нетрудно. Агирре убил губернатора и всех офицеров и несколько месяцев управлял островом. Создается впечатление, что к этому времени им уже полностью овладела мания убийства, поскольку время его правления было сплошным кошмаром, состоящим из непрерывных предательств и кровопролитий. Даже закаленные сторонники Агирре не выдерживали, и почти ежедневно кто-нибудь из них дезертировал. Несмотря на это, обезумевший завоеватель попытался вторгнуться в Венесуэлу. Испанские регулярные части, сдерживавшие натиск осаждающих, значительно уступали им по числу, но у людей Агирре не было желания участвовать в этой битве. Они почти все дезертировали, части, находившиеся в обороне, легко одержали победу, и кровавая жизнь Агирре окончилась, как и следовало ожидать, в битве."

оригинал - здесь: lingua.russianplanet.ru/library/ramsey/ramse01....


Венесуэльский писатель Мигель Отеро Сильва написал весьма интересный роман "Агирре- князь Свободы", доступный по этой ссылке

www.gramotey.com/books/40119477307321.htm

В 1972 году немецкий режиссер Вернер Херцог снял фильм "Агирре - гнев Божий" с Клаусом Кински в главной роли.

"Большой отряд испанцев и перуанских индейцев (всего около двух с половиной тысяч человек) под командованием Гонзало Писарро выходит из Перу с целью достичь мифической «золотой страны» Эльдорадо. Перевалив через Анды и оказавшись в джунглях, Писарро обнаруживает, что с таким большим отрядом ему дальше не пройти. Он посылает вниз по реке несколько десятков человек на плотах под командованием Педро де Урсуа, в помощники которому определяет Лопе де Агирре (Клаус Кински), чтобы те разведали путь и вернулись.

После гибели одного из плотов Педро де Урсуа приказывает всем возвращаться к основному отряду, но Агирре, который хочет сам найти Эльдорадо и не терпит над собой другой власти, поднимает бунт. Де Урсуа тяжело ранен. Агирре провозглашает дворянина Фернандо де Гусмана командиром похода и императором всех захваченных ими земель. Они судят де Урсуа и приговаривают его к смерти за вымышленное предательство, но де Гусман выдаёт бывшему командиру помилование.

Отряд движется вниз по реке, воюя с индейцами и терпя лишения. Один за другим участники похода погибают. После таинственной гибели де Гусмана Агирре приказывает повесить де Урсуа. Несколько встреченных по пути индейских деревень сожжены, но конкистадоры находят совсем немного еды. Их начинают подкашивать болезни, они боятся приближаться к берегам из-за обстреливающих плоты индейцев. Начинается ропот, но никто не в силах противостоять безумию и железной воле Агирре.

Агирре постепенно теряет всех своих соратников и свою дочь, оставшись на плоту один."

рецензии на фильм: www.ekranka.ru/?id=f156

(кадр из фильма дан в начале поста)




Трейлер фильма на немецком:



Финальная сцена фильма, английские субтитры. Гибель Метиски - дочери Агирре и одиночество безумца на плоту посреди Амазонки.

@темы: Видео, Биография, Мореплавание, Ренессанс, Страны