Gabriel Vega
El bastardo brillante.
Роза - царица цветов. Ее любили, ей поклонялись, ее воспевали с незапамятных времен. О ней создавалось столько сказаний, она играла такую выдающуюся роль в истории человечества, что об этом можно написать целые тома.

Есть розы красные, как коралл, и всех нежных оттенков тела: цвета румянца, цвета алых губ, цвета крови - всех оттенков пурпура. Другие - лиловые, винно-красные, темные, как малина, или желтые, как сера, и палевые, как абрикос. Одни веселые, смеющиеся, другие - печальные, полные грусти. Одни дерзкие, вызывающие, другие - мечтательные, поэтичные.

Самые первые сведения о розе мы встречаем в древнеиндусских сказаниях, судя по которым, она пользовалась в Индии таким почетом, что даже существовал закон, по которому каждый принесший царю розу мог просить у него все, чего только пожелает. Ею украшали брамины свои храмы, ею усыпали путь, по которому должны были следовать во время торжественных процессий божества, ею убирали цари свои покои, ею уплачивали дань и царские подати.

Запах же ее считался столь приятным, что индийские принцы и принцессы проводили в чудных садах своих вдоль всех дорожек канавки, наполненные розовой водой, чтобы испаряющийся запах роз пропитывал всю окружающую атмосферу.

В индийских мифах сообщается, что красивейшая на свете женщина Лакшми родилась из распускающегося, составленного из 108 больших и 1008 мелких лепестков бутона розы. Лакшми стала богиней красоты, а укрывавшая ее роза - символом божественной тайны.

Окутав, как дымкой, весь Восток своими сказаниями, роза нашла главный приют в Древнем Иране, поэты которого написали о ее прелести сотни томов. По словам одного из персидских поэтов, она была подарком самого Аллаха. К нему явились однажды все дети Флоры с просьбой назначить им нового повелителя вместо сонливого лотоса (нильской водяной лилии), который, хотя и был дивно красив, но забывал среди ночи обязанности правителя. Тогда Аллах, благосклонно их выслушав, внял их просьбе и дал им правительницей белую девственную розу с охраняющими ее острыми шипами.

Особенно воспевал розу знаменитый Хафиз, в память чего он даже был погребен в местечке Кессер, где расположен самый обширный на всем свете сад роз.
От персов благоговение и любовь к розе перешли и к туркам, или, лучше сказать - ко всем магометанам, которые, согласно Корану, верят, что белая роза выросла из капель пота Магомета при ночном его восхождении на небо. Поэтому они приписывают ей очистительную силу, и ни один магометанин не только не позволит себе наступить ногой на розу, но даже если бы ему пришлось увидеть валяющийся на земле лепесток ее, тотчас же его подымет и бережно положит на чистое место.

Очистительную силу приписывают они и приготовленной из цветов розовой воде, и султан Саладин, как известно, снова отняв у христиан в 1189 г. Иерусалим, вступил в превращенную крестоносцами в церковь мечеть Омара не ранее, как обмыв весь пол, все стены ее и даже скалы, на которых она была построена, розовой водой. О том, сколько было потрачено этой воды, можно судить отчасти уже по тому, что для перевозки ее потребовалось более 500 верблюдов. Так же поступил и Магомет II с храмом св. Софии после взятия им Константинополя в 1453 году. Прежде чем превратить этот чудный храм в мечеть, он велел его весь снизу доверху вымыть розовой водой.

Греки считали розу даром богов, и знаменитая поэтесса Сафо с острова Лесбос назвала ее "царицей цветов".

По словам Анакреона, другого греческого поэта, она родилась из белоснежной пены, покрывавшей тело Афродиты, когда эта богиня любви во всей своей дивной красоте вышла после купанья из моря. Увидев на ней этот прелестный цветок, очарованные боги обрызгали его нектаром, который и придал ему чудный запах. Явившуюся во всей девственной прелести и чистоте белую розу жрицы Афродиты снесли в храм этой богини и украсили ею алтарь и окружавший их сад. И роза оставалась белой до тех пор, пока сердце Афродиты не было поражено ужасной вестью: ее возлюбленный Адонис лежит в роще Пифона, раненый насмерть вепрем. Забыв все, в неописуемом горе устремилась богиня в рощу и долго бежала, не обращая внимания на покрывающие розы шипы, которые ранили ей до крови ноги. Несколько капель этой божественной крови попало на розы, и из белых они превратились в ярко-красные.

По другому сказанию, белая роза сделалась красной во время одного из пиршеств богов на Олимпе. Порхая в веселом танце, Эрос как-то нечаянно опрокинул своими розово-красными крылышками сосуд с нектаром, который, разлившись на цветшие тут же белые розы, окрасил их в красный цвет и сообщил им прелестный запах.

Еще поэтичнее предание о сотворении красной розы богиней Флорой. Не любившая и избегавшая долгое время Амура, Флора была все-таки поражена его стрелой и воспылала к нему с этой минуты страстной любовью. Но хитрый божок, добившись желаемого, начал тогда, в свою очередь, избегать Флору, и вот тогда-то в неудовлетворенной страсти она решила создать цветок, который и смеется и плачет - соединяет в себе и грусть, и радость. Увидев выраставший в руке своей чудный цветок, богиня в восхищении хотела воскликнуть: "Эрос", - но запнулась, покраснела и, проглотив первый слог, крикнула только: "Рос". Цветы подхватили это слово, и с той поры цветок этот и стал называться розой.

Венками из роз, перевитых миртами, украшалась древними греками невеста. Розами убиралась дверь, ведущая в ее дом, и лепестками же розы усыпалось брачное ложе. Венки из роз посылали друг другу влюбленные или клали их у порога в дом. Если же у кого-либо из молодых людей разрывался венок, то говорили, что он влюблен. Розами и венками из роз греки усыпали путь возвращавшегося с войны победителя и убирали его колесницу. Ими же убирали тело и гробницы дорогих умерших. Греки носили розы на голове и на груди также в знак траура, как символ кратковременности жизни, которая так же быстро увядает, как и душистая роза. Была даже пословица: "Если ты прошел мимо розы, то не ищи ее более".

Из Греции роза была перенесена колонистами в Рим и прекрасно прижилась там. Но цветок этот получил здесь совершенно иное значение. У римлян во времена республики он считался символом строгой нравственности и служил наградой за выдающиеся деяния, а во времена упадка Рима являлся символом порока и предметом роскоши, на который тратились безумные деньги.

Вначале, как сообщает римский писатель Элиан, римские воины, отправляясь на войну, снимали даже шлемы и надевали венки из роз, чтобы вселить в себя мужество, да и вообще в это время она служила эмблемой храбрости. У римлян первой республики роза считалась священным цветком, и ежегодно в Риме совершались в ее память торжества, носившие названия розалий или розалийских дней.

Во времена упадка Римской империи злоупотребление розой как украшением достигло крайних пределов. Так, например, тщеславный проконсул Веррес, обвинявшийся Цицероном в продажности, передвигался по Риму не иначе как на носилках, матрац и подушки которых постоянно набивались свежими лепестками роз, причем он и сам был весь обвит гирляндами из этих цветов.

Еще больше роз истреблял император Нерон. В его знаменитом обеденном зале, потолок и стены которого вращались во времена пиршеств и изображали попеременно четыре времени года, вместо града и дождя на гостей сыпались миллиарды свежих розовых лепестков.
Римляне готовили из розы всевозможные напитки и яства. Такое отношение римлян к розе, конечно, не могло не внушить отвращения к ней первых христиан, и они смотрели на нее сначала как на цветок разврата и гибели. Тертуллиан написал строгое послание против употребления венков из роз, а Климент Александрийский считал даже за грех украшать свою голову таким венком.

Но со временем эта неприязнь к розе смягчилась, и благодаря своей дивной красоте и приятному запаху она стала мало-помалу приобретать расположение христиан. Прошло несколько столетий, и святые отцы, забыв ее значение в дни упадка Рима, объявили ее райским цветком и даже посвятили Пресвятой Богородице.
По христианскому сказанию, белые садовые розы обязаны своим происхождением Пресвятой Деве Марии. Они выросли на кусте, на котором она вывесила просушить пеленки Младенца. Вследствие этого в средние века считали, что роза имеет устрашающее влияние на ведьм и оборотней - при прикосновении к ней они немедленно вновь превращались в человека, и ведьмы уличались.

С розой связано множество библейских и исторических сказаний.

В одной из легенд о кресте Спасителя говорится о моховой розе, которая возникла из капель крови Христовой, упавших на находившийся у подножия креста мох. Кровь эта, струившаяся по кресту, собиралась ангелами в золотые чаши, но несколько капель случайно упало на мох, который, чтобы уберечь их от осквернения, сейчас же жадно впитывал в себя. И вот из этих-то божественных капель и выросла чудная красная моховая роза, ярко-кровавый цвет которой должен служить людям вечным напоминанием о пролитой за их грехи крови.
В XIII в. во Франции возник обычай ношения дамами венков из роз, которые получили название "шапель", а занимающиеся их вязаньем - "шапелье" -- так что, по-видимому, от этих венков произошло и нынешнее французское слово "шапо" -- шляпа.
Обычай этот вскоре настолько распространился, что даже самый бедный человек считал обязанностью подарить своей дочери в день свадьбы подобный "шапель", который она надевала на голову во время венчания.

Заметим, кстати, что и крещенье производилось в это время часто с примесью розовой воды, которая почти постоянно приносилась в церковь. Рассказывают, что такой водой крестили средневекового французского поэта Ронсара, и когда, сделавшись в царствование Генриха II знаменитым поэтом, он получил первую награду на состязании поэтов в Тулузе, то ему, вместо обычной золотой дикой розы (шиповника), поднесли серебряную статую Минервы -- богини мудрости, желая этим как бы сказать, что, будучи крещен розовой водой, он еще в пеленках был уже признан поэтом.

Получив эту награду, Ронсар, как говорят, послал ее в подарок почитательнице своей - королеве Марии Стюарт, а она в ответ прислала ему венок из серебряных роз, на каждом листке которых в виде росинок блестели бриллианты необыкновенной красоты.
В XVI в. среди садоводов небольшого, находившегося недалеко от Парижа, городка Провен возник обычай выбирать ежегодно короля роз. Выбор этот происходил в день св. Фиакра. Царствование такого короля продолжалось год и сопровождалось разного рода почестями.

Подобное же избрание, но не короля, а королевы, или, как ее называли, "розьеры", проводилось еще и в местечке Саленси 8 июля - в день св. Медара. Розьера избиралась из трех наиболее доброжелательных и целомудренных девушек всей провинции. Подобные празднества со временем стали проводиться еще и во многих других местностях Франции.
Почти неизвестная в Англии до XIV столетия, роза впервые появилась при дворе английских королей незадолго до начала кровавой распри между йоркским и ланкастерским домами. Она так пленила их своей красотой, что тот и другой поместили ее в своем гербе, причем первый избрал белую, а второй - алую. Вследствие этого распря, возникшая при Генрихе VI Ланкастере за право на английский престол с Эдуардом Йоркским, и носит название войны Алой и Белой розы.

Братоубийственная война за трон длилась более 30 лет и отличалась большими жестокостями как с той, так и с другой стороны.
Впоследствии в воспоминание об этой распре английские садоводы даже вывели особый сорт розы, получившей название "Ланкастер-Йорк" и отличавшейся тем, что на одном и том же кусте эта роза давала и белые, и алые цветы.

Однако отметившая так печально свое вступление в Англию царица цветов вскоре сделалась всеобщей любимицей. Служа сначала лишь отличительным знаком актеров, которые могли являться вне театра в обыкновенном платье, но с розой на башмаках, она вскоре сделалась принадлежностью костюма всех щеголей и щеголих Англии. Щеголи носили ее за ухом, причем, чем крупнее был цветок, тем это считалось шикарнее. Розу носили не только летом, но и зимой, а так как в зимнее время в те времена живая роза являлась еще большей редкостью, то людям со средними средствами приходилось заменять живой цветок искусственным. Вскоре с живой розой за ухом стала появляться и сама королева Елизавета, и даже с такой розой чеканили одно время ее изображение на серебряных монетах.

Роза сыграла интересную роль и в жизни королевы Виктории. Рассказывают, что когда приехавший в Англию свататься за королеву Викторию и, скажем между прочим, очень нравившийся ей принц Альберт Кобургский появился на данном в его честь придворном балу, королева в знак своего расположения сняла с корсажа розу и передала ему.
Очарованный таким вниманием, принц пришел в восторг и, не найдя на своем фраке петли, куда бы ему прикрепить драгоценный подарок, не задумавшись ни на минуту, сделал перочинным ножом на фраке, как раз против сердца, крестообразный надрез и воткнул в него подаренную розу. Эта находчивость и цена, которую он придал ее небольшому знаку внимания, окончательно пленили Викторию. Она согласилась на сделанное ей принцем предложение и стала его женой.

В средние века роза начинает играть роль знака разных тайных обществ. Ее изображение в виде букета роз, который держит в руках рыцарь, появляется на топорах членов средневековых тайных, иначе вестфальских, судилищ, и члены этих грозных общин обязываются целовать каждую розу, которую увидят.
Затем, в XVI столетии, ею украшаются франкмасоны в Иванов день, и она, по-видимому, служит знаком для некоторых из их лож. По крайней мере, при перестройке Гейдельбергского замка в Германии были найдены в земле изображения циркуля в венке из пяти роз.

В противоположность этим тайным мистическим обществам, своей эмблемой выбрали розу различные общества, представлявшие просто собрание золотой молодежи и куртизанок, творческой богемы.

Изображение венка роз в пятиугольнике из звезд служило знаком основанного бразильским императором Доном Педро I ордена Роз, получить который считалось величайшей честью. Изображение розы часто встречается на гербах знатнейших рыцарских родов, дворянских фамилий и на гербах городов. Розу имел на своей печати и Мартин Лютер.
Все приведенные рассказы о розе касаются главным образом роз, которые составляли некогда красу старинных помещичьих садов и парков.
Современные розы - чайная, бурбонская, ремонтантная, со всеми их бесчисленными гибридами - появились гораздо позднее. Например, чайная роза была перевезена в Европу лишь в начале XIX столетия, розовая - в 1860 г. из Ост-Индии, а желтая - в 1824 г. из Китая.

От помеси этих двух видов и получились те сотни, даже тысячи гибридов чайных роз, которые составляют красу современных цветников.
Так называемая ремонтантная, повторно цветущая роза появилась примерно в 1820 г. от помеси бенгальской розы, привезенной в Европу в 1789 г., и чайной.

И в заключение - несколько слов о волшебном и целебном значении розы, придаваемом ей в старые времена.

Древнегерманские ворожеи пользовались ею для привораживания возлюбленного. Для этого они давали девушке, желавшей приворожить милого, такой совет: "Возьми три розы: одну темно-красную, одну розовую и одну белую, и носи их три дня, три ночи и три часа на сердце, но так, чтобы этого никто не видел. Затем прочитай три раза "Отче наш" и три раза "Богородицу", сопровождая молитвы крестным знамением. После чего положи эти три розы на три дня, три ночи и три часа в бутылку вина и дай выпить этого настоя предмету твоей любви, но опять так, чтобы он не знал, что в вине находилось. И тогда он полюбит тебя всей душой и будет тебе верен до конца своей жизни".

При использовании розы в лечебных целях ее лепестки накладывались на лицо, чтобы придать ему юношескую свежесть; настой из сваренных в розовом масле пчел употребляли как средство для ращения волос, а собранная на розах роса считалась лучшим средством против воспаления глаз.
(с) Из книги Н.Ф.Золотницкого "Цветы в легендах и преданиях". (СПб., 1914)

@темы: Культура, Символы, Цитаты